Вгудок

3 подписчика

Свежие комментарии

  • Коська
    Пышное цветение ДЕБИЛИЗМА продолжается!!!Украина обещает з...
  • Евгений
    Распродажу украинской государственной недвижимости идёт полным ходом. Скоро все ж.д. вокзалы станут торгово-развлекат...Киев раздаёт вокз...
  • СВЕТЛАНА
    Все смешалось в одну кучу.... а мусульманки в Англии в бассейне купаются по определённым дням и часам отдельно от общ...Коронавирусный мэ...

Стукачи в РЖД: дело принципа или кошелька? Спецкор vgudok.com решает дилемму Книги замечаний машинистов холдинга

Стукачи в РЖД: дело принципа или кошелька? Спецкор vgudok.com решает дилемму Книги замечаний машинистов холдинга

О том, что ябедничать нехорошо, мы узнаём ещё в детском саду. К тем, кто этого правила не усвоил, во взрослой жизни приклеивается ярлык «стукач». Только вот в каком случае «сдать» товарища — это забота о безопасности его и окружающих, а в каком стукачество? Сегодняшний рассказ — о машинисте эксплуатационного депо Санкт-Петербург-Финляндский (ТЧЭ-12) Иване Демидове, чемпионе по количеству записей в Книгу замечаний машинистов (КЗМ) не только по депо и дирекции, но, пожалуй, и по всей сети. Помогли нам создать этот материал наши читатели, работающие с ним в одном депо. Машинист Демидов делает показатели не только своей колонне, но и всему депо. За I полугодие прошлого года половина замечаний, записанных машинистами, его. На лобовом стекле электровоза Иван Анатольевич держит видеорегистратор, чтобы в случае отписки от смежников, чей работник допустил нарушение, было доказательство. Кстати, стоит появиться в сети любому видео, снятому из кабины, тут же грохочет гром наказаний: запрещено, недопустимо и т.д. Причём запрещено не выкладывать в сеть, а именно снимать. Интересно, почему руководство ТЧЭ-12 Октябрьской дирекции тяги делает исключение для своего «образцового» работника?

В 2018-м году Ивану Демидову объявлена благодарность начальника Октябрьской ж.

д. В 2019-м по итогам проекта «Вектор безопасности» машинисту было вручено благодарственное письмо от начальника дороги. В 2021-м Иван Анатольевич получил доступ к цифровой технологии «Мобильный общественный инспектор». Примечательно: если какой-то машинист будет замечен за использованием мобильных устройств во время движения, нарушителю тут же найдут пару-тройку мест в инструкциях, в которых говорится о запрете их использования. Разработчики технологии знали об этом или же запрета не существует, а упоминание о нём используется лишь для наказания машинистов? Снова двойные стандарты? Одна из статей, ссылки на которые приведены выше, названа «Дело принципа». Товарищи по работе считают, что дело в кошельке. Они, люди простые, так отозвались о своём коллеге: «Что говорить! Этот субъект родом из Малошуйки Архангельсклй области, без тени смущения хотел застучать вагонника — многодетного отца из Сортировки, подлезавшего под вагоны при пробе (т.к. иначе не успеть, а проходов нет). И только когда тот буквально встал перед ним на колени, с улыбкой смилостивился (может, и не бесплатно...).  

Он уже на помощников стучит из чужих и своего депо, когда те от встречного на линии не отходят». Поделились читатели и информацией, полученной от путейцев со станции Гатчина-Товарная в Ленинградской области. Им предлагалось перевести на карту машиниста некую сумму, чтобы тот не делал запись об увиденном незначительном нарушении. Где грань между откровенным стукачеством, да ещё приправленным желанием легально или не очень на этом заработать, и действительной заботой о безопасности? Ответ на этот вопрос мы попытались получить у подписчиков самой массовой группы железнодорожников в соцсетях. Взгляните.

В лидерах (34%) пункт «Пустая трата времени и сил, КЗМ изжила себя». Господа из ОАО «РЖД», чему вы верите больше — липовым отчётам об эффективности инструмента или тем, кто работает с ним? 23% участников увидели в КЗМ инструмент раздора между локомотивщиками и смежниками. Эту ли цель преследовали «чудо-менеджеры» пару десятков лет назад, когда насаждали планы по количеству замечаний и вводили оплату за них? 11% локомотивщиков назвали КЗМ стукачеством. При этом среди смежников за этот пункт высказались 10%. Те, кто вынужден стучать, прекрасно понимают, что они делают. Даже среди тех, на кого стучат, этот показатель хоть на процент, но всё же меньше. 5% локомотивщиков и 3% смежников считают КЗМ отличным инструментом. Предполагаем, что это или персонажи, похожие на малошуйца Ивана Демидова из Санкт-Петербурга, или руководители, у которых количество замечаний влияет на KPI. …КЗМ на ж.д. существует с незапамятных времён. Раз в полгода решит кто-то из машинистов сделать запись об отсутствии знака «Начало опасного места» или о чём-то подобном, и первое, что услышит от дежурного по депо, будет: «Иди уже спокойно домой, не хочу я твою писанину в ПЧ передавать» (ПЧ — дистанция пути, — прим. авт.). В те времена такое нарушение из ряда вон выходящим не считалось, и у пенсионера-дежурного были все шансы оставить книгу нетронутой. Два десятка лет назад ситуация стала кардинально меняться. Высокие руководители посчитали, что КЗМ как инструмент влияния на уровень безопасности движения (БД) используется недостаточно. Посыпались телеграммы — «усилить, увеличить, подсчитать, доложить». Инструкторы стали давить на машинистов: «Пиши́те!». В какой-то момент появился даже «прейскурант», в котором были расценки за каждое замечание.

Чем сильнее выявленная угроза БД, тем выше премия. Тем не менее, помня о том, что стучать нехорошо, машинисты писали в КЗМ весьма неохотно. Ровно до тех пор, пока за отсутствие или недостаточное количество записей стали лишать части премии. Этот момент можно считать рубиконом, после которого машинисты и все остальные работающие «на земле» оказались разведены по разные стороны баррикад. Кто-то старался писать про «посторонние надписи на заборе», «негорящий фонарь освещения платформы» или «оборванную струнку». Вроде и замечание, но вероятность наказания кого-то конкретного из смежников стремится к нулю. Однако всё чаще и чаще стали находиться такие, кто стал готов писать о дежурном по переезду, не вышедшем к поезду, или о дежурной по станции, не предупредившей о запрещающем показании сигнала. После такой записи наказание смежника последует обязательно.

Кто и как сумел запустить механизм, при котором душевная гниль стала добродетелью? Если за стукачество платят, значит, оно кому-то нужно. О том, что прежде, чем контролировать исполнение обязанностей, надо создать нормальные условия для их исполнения, в филиалах РЖД забыли, насадив страх наказания. На премирование машинистов и разные проекты-конкурсы и на прочих «мобильных инспекторов» потрачены и продолжают тратиться огромные средства. Может, на эти деньги проще было бы вернуть сокращённых по программе оптимизации сигналистов в ПЧ и операторов при дежурных по станциям, чтобы не подталкивать рабочих к невольным нарушениям? Истина, как обычно, где-то посередине. Не стоит полностью исключать КЗМ из оборота, как не стоит делать из неё культа. Чтобы сбить вал записей, высосанных из пальца, премирование за замечания нужно отменить. Те, что останутся, будут исключительно по делу, а не денег ради. Чтобы избавить машинистов от претензий со стороны инструкторов за отсутствие замечаний, нужно исключить из показателей работы ТЧМИ количество замечаний по колонне. Только навряд ли в ж/д монополии найдут в себе силы вернуться к тому, от чего когда-то ушли под звуки фанфар. Больше лёгкого чтива для тяжёлых будней ищите в нашем разделе LIGHT, лучший фото- и видеоконтент на нашей странице в Instagram Владимир Максимов

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх